Вторник, 19.09.2017, 18:26
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Методические ориентиры...

Меню сайта
Форма входа
Календарь новостей
«  Август 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Откуда гость?
Всего ответов: 832
Главная » 2008 » Август » 27 » Современные цели образования требуют иной модели школы.
Современные цели образования требуют иной модели школы.
22:08

Основные принципы ее построения были сформулированы Милославом Балабаном еще 15 лет назад. И сегодняшняя практика подтверждает правоту выдвинутых тогда идей

В последние годы все чаще говорят о том, что классно-урочную систему можно и нужно изменять, развивая альтернативную ей неклассно-урочную образовательную модель. Перспективы, которые при этом открываются, дают надежду на реальное, а не декларируемое смещение целей образования в сторону развития личных качеств, ключевых компетентностей у каждого ученика. Однако вопрос, как это сделать, до сих пор остается открытым: интегрирование неклассно-урочной образовательной модели в систему общего образования сталкивается с множеством преград. Краткий анализ истории проблемы поможет нам вспомнить о причинах ее возникновения, даст шанс по-новому посмотреть на сложившуюся сегодня систему образования и использовать опыт, накопленный в современном обществе.

Внешнее сходство обманчиво

Напомним, что наиболее полный анализ истоков, проблем и возможных перспектив сложившейся со времен Яна Амоса Коменского классно-урочной образовательной системы дал автор концепции «Школа-парк» Милослав Балабан. Примерно пятнадцать лет назад после первой публикации его работы педагогическое сообщество стало рассматривать классно-урочную образовательную модель лишь как один из возможных вариантов общего образования, а не как его незыблемую и неизменную составляющую.
Альтернативой классно-урочной системе Милослав Александрович предложил считать «парковую» образовательную модель, структуризация и развитие которой идет в зависимости от запросов людей, получающих там образовательные услуги. Само название «парк-школа» было предложено как альтернатива «класс-школе» по аналогии с «технопарками» – инфраструктурами, создаваемыми для полного и эффективного обслуживания научным и производственным сектором запросов клиентов-потребителей.
Глубокий анализ современной системы образования показал: в настоящее время все попытки переделывания и улучшения школы в рамках классно-урочной системы бесперспективны.
Идеальная модель парк-школы предполагала одновременную отмену нескольких составляющих класс-школы: расписания уроков, единых образовательных программ, общего для всех начала и смены занятий, одновозрастных учебных групп (классов). Автор концепции «Школа-парк» высказал смелое предположение: если позволить ученикам менять место и время занятий по их собственному желанию, в ответ система образования начнет трансформироваться очень быстро и неизбежно будет ориентирована на развитие личностных качеств, ключевых учебных компетентностей. Правда, в те годы слово «компетентности» еще не вошло в педагогику: Милослав Александрович предполагал, что «ЗУНы» сменятся на «НУЗы», то есть навыки и личные умения станут главной целью и результатом образования, а знания будут третьей, важной (но не главной!) его составляющей.
Идея создания парк-школы оказалась заманчивой. Были созданы как минимум два проекта по концепции Милослава Балабана (в Москве и в Екатеринбурге, см. сайт
http://park-school.ru/). В них вместо уроков ребятам разных возрастов предлагалось посещать парк-студии по выбору. В расписании так и было написано: «Сегодня вас ждут в парк-студиях»… и предлагался список мест, которые можно посетить. Дети имели право прозаниматься в любой парк-студии столько времени, сколько они считали нужным, и пойти учиться в другое место по собственному желанию. Эти проекты были созданы в рамках системы общего образования: ученики при этом не посещали никаких обязательных уроков.
Во многих школах открылись «мини-парки» – проекты, в которых учителя пытались хотя бы частично воплотить в жизнь ее идеи. Например, вводились «парковые» дни для нескольких классов. В эти дни дети могли посещать открытые парк-студии вместо обязательных уроков. К сожалению, все эти проекты в течение последующих 10 лет были закрыты по разным поводам. Однако похоже, что причины их приостановки были общими: давление классно-урочной системы на принципиально новые модели оказалось слишком высоким.
Во-первых, законодательная база не позволила официально закрепиться неклассно-урочным образовательным моделям в рамках системы общего образования.
Во-вторых, педагогические коллективы не смогли разработать достаточно сильный и легко транслируемый педагогический аппарат, позволяющий не повторять чужие ошибки и использовать накопленный опыт.
В-третьих, итоговая аттестация, нацеленная на проверку знаний, не позволяла ученикам и учителям акцентировать внимание на личных навыках и универсальных умениях (компетентности). Знаниевый уровень у всех детей, получивших образование в парковой образовательной модели, оказался слишком разнообразным, чтобы его можно было сравнивать и оценивать при помощи отметок, хотя средний уровень выпускников парк-школ был не ниже, а часто и выше обычного.
Однако воплощенные в жизнь проекты школы-парка лишь частично воплотили идеи автора: внешняя схожесть с неклассно-урочной моделью не изменила сути образования в них, так как знания оставались главной целью обучения.
Педагогическая общественность приняла авторские воплощения концепции за ее суть и приравняла все достоинства и недостатки конкретных школ к плюсам и минусам парк-школы – внешнее сходство авторских проектов и концепции позволило сделать такой вывод. О самой концепции почти забыли.

Генетическое сходство

А существуют ли в системе образования уже сложившиеся модели, в которых используются «парковые» методики, даже если никто их не называет «парк-школами»? Ведь натуральная образовательная модель (а именно такой видится парк-школа Милослава Балабана) не может быть создана искусственно, она должна вырасти естественным путем, значит, именно ее нужно найти и описать, чтобы дать возможность всем воспользоваться накопленным в обществе опытом неклассно-урочной педагогики.
Оказалось, что неклассно-урочная (парковая) педагогика давно сложилась, однако не описана учеными. Дело в том, что ее невозможно описать, используя понятия «педагогические технологии», «методика обучения», «программа курса» и т.д. Этот научный аппарат исторически сложился как следствие принятия классно-урочной модели как единственно возможной и верной для системы общего образования. Неклассно-урочная педагогика до сих пор описывалась только на прецедентном уровне – в виде конкретных историй, рассуждений учителей и детей, в том числе и в художественной литературе. Так, опыт развития одного из проектов «Парк открытых студий», который развивался в московской «Школе самоопределения», был описан на страницах газет «Первое сентября» и «Управление школой» (для того чтобы найти эти статьи, достаточно на сайте
www.1september.ru/набрать в строке поиска «парк открытых студий» или парк-школа).
Ненаучнизированный, публицистический рассказ об этой работе оказался вполне естественным: парковая система образования не может (и не должна!) описываться в терминах, специально разработанных для объяснения структуры и работы полной ее альтернативы.
На чей же опыт могут опереться те, кто хочет развивать неклассно-урочное образование в общеобразовательной школе? Где выросла и окрепла неклассно-урочная педагогика?
Во-первых, в спорте. Дело в том, что спорт всегда был занятием, выбираемым самим ребенком. Даже если кого-то заставляли заниматься спортом родители, право прекратить тренировки, отказаться от этой работы оставалось за занимающимся тем или иным видом спорта человеком. Однажды мне как главному редактору газеты «Спорт в школе» довелось присутствовать на уроке физкультуры и на тренировке этого же класса с интервалом всего лишь в один час, причем тренер ребят присутствовал на уроке в школе, а учитель физкультуры работал помощником тренера. Я попросила коллег объяснить, в чем же, по их мнению, разница между уроком и тренировкой. «Она огромна! – сказали мне взрослые люди в один голос. – На уроке весь класс должен научиться одному и тому же, там нет возможности работать индивидуально. На тренировке же тренер работает с каждым конкретным спортсменом, вместе с ним пытается понять, как улучшить результаты, простраивает индивидуальный график занятий. Иногда тренер в ходе тренировки ни разу не встает с места, но это вовсе не значит, что он не работает. Он наблюдает, думает, анализирует. Хороший тренер тот, кто может научить тренироваться и без его помощи; тот, к кому обращаются с вопросами, а не тот, кто постоянно руководит и учит». Замените слово «тренер» на слово «педагог», а «тренировку» – на «образование» – и получите четко сформулированную педагогическую идеологию неклассно-урочного образования.
Во-вторых, в разнообразных структурах так называемого дополнительного образования. Почему оно до сих пор считается дополнительным, честно говоря, непонятно. Стоит только подумать о своем детстве, о том, где именно ты получил образование (а не аттестат и отметки!), как большинство взрослых людей начнут вспоминать кружки, студии, секции, походы, дворовые истории. Редко кто вспомнит обычную школу. Но и такие люди есть. Почему?
Потому что, в-третьих, неклассно-урочная система, как ни странно, развивалась и в обычных классах. Ее складывали и складывают педагоги, которые не могут смотреть на детей как на объекты образования – они используют парковую педагогику вопреки системе, а не благодаря ей. Лучше всего это удавалось на поприще «воспитания» – классного руководства и внеклассной работы с детьми. Недаром сегодня в России нельзя найти хорошую школу, в которой не была бы сложена прочная неурочная инфраструктура. Многие учителя так изменили систему преподавания обычных учебных предметов, что создают в обычных классах свободное образовательное пространство.
В-четвертых, в новых неклассно-урочных образовательных проектах, развивающихся в мире, например, в «Продуктивном образовании». В этой системе город становится школой (для старших ребят); в модели «школа-парк» школа становится «городом», «парком» для каждого ученика.
В-пятых, в системе коммунарского движения, которое было создано как воспитательная модель, но многие научились использовать ее основные принципы и на уроках, и при организации любой дополнительной работы с детьми.

Точек зарождения неклассно-урочной системы множество, везде разрабатываются интересные «парковые» методы работы педагогов. Они довольно легко транслируются на любые учебные предметы, их можно использовать на самых обычных уроках. Основное правило при этом лишь одно: помнить, что при этом речь идет о принципиально иной системе образования. В ней действуют особые законы, которые нужно понять прежде, чем внедрять «неклассно-урочные» методы обучения. В противном случае, к сожалению, есть опасность разрушения одной системы без всякой надежды на создание другой.

Просмотров: 1393 | Добавил: elena-zelenskaj | Рейтинг: 3.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
klasno!

Имя *:
Email *:
Код *: